Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

art nouveau

Абрахам Вергезе "Рассечение Стоуна"

Прочла практически за один день. Признаться, поначалу меня смутило, что автор-индус, сразу вспомнились слезоточивые фильмы, увиденные в ранней юности, и с тех пор, кроме оскароносного "Миллионер из трущоб", ничего индийского не смотрела. Однако привлек тот факт, что автор - врач, профессор медицины, и это его дебютный роман.

Не буду пересказывать сюжет, скажу лишь, что для меня, проработавшей всю жизнь хоть и в не самой лёгкой, с точки зрения профессиональной и морально-психологической, области медицины, но всё-таки, в некотором смысле, в тепличных условиях столичного научного центра, книга открыла другую медицину, неведомую страну, где я не была и уж точно никогда не побываю. Другой мир: интернациональный госпиталь, работающий под эгидой католической миссии, врачи и медперсонал из разных стран, другие болезни, связанные с особенностями жизни на африканском континенте, политические катаклизмы.

Hа этом многокрасочном фоне живут два брата-близнеца, сироты с рождения, они становятся подростками, юношами, молодыми мужчинами. Конечно, их жизнь на тeрритории Миссии в приёмной семье двух врачей почти не дала им выбора: они связали свою жизнь с медициной. Мне было интересно вспомнить давно изученные и благополучно хранящиеся где-то в дальних уголках памяти подробности операций, симптомы внутренних болезней, которые описаны емко и достаточно подробно, я бы даже сказала, очень натуралистично. Поэтому, вероятно, не каждому будут приятны медицинские детали и термины, но то, что будут понятны - без сомнения. Хороший перевод, сноски в тексте, что позволяет не скакать в конец книги за тем или иным комментарием.

Кроме того, не специально, но всё же интересно было узнать о политических лидерах, которые были одно время на слуху в СССР - императоре Эфиопии Хайле Сeлассие и большом друге советского народа Менгисту Хайле Мариаме, который вырулил якобы на путь социализма, а на деле был кровавым диктатором. Я бы назвала жанр медико-этническим. Как в каждом романе, здесь есть и любовь, и дружба, и предательство, и совершенно неожиданные повороты истории страны и сюжета, которые и не дают от него оторваться. Могу прямо сказать: из всего прочитанного за последние месяцы это - одих из лучших романов, а из романов о медицине, пожалуй, самый захватывающий.
art nouveau

(no subject)


Первый роман Марины Степновой, который я прочла - "Хирург". Главный герой, знаменитый пластический хирург Храпунов, волей судьбы вынырнул из занюханного провинциального городка в высший свет московской хирургии. Параллельно истории Храпунова развивается сюжетная линия из XI века, ee герой - Хасан ибн Саббах - реальное историческое лицо, который основал в Древней Персии секту убийц-ассасинов. B руках этого человека была сосредоточена неограниченная власть, во имя и от имени которой совершался террор, убийства, заговоры. Мне не очень удалось разпознать авторский замысел, каким образом эти персонажи перекликаются между собой, подумала, что скальпель в руках хирурга - его скипетр, символ власти над миром. Возможно...
Collapse )
art nouveau

В России - День медицинского работника.

Дорогие коллеги, бывшие и настоящие, с праздником нас всех!

Любимая роза из моего сада, дарю!



Врач - это не профессия, это судьба, любовь, жизнь. Даже сейчас, находясь за тысячи километров от Москвы и уже не работая по специальности, я постоянно консультирую, пристраиваю, о ком-то беспокоюсь, навожу справки, кого-то просто поддерживаю морально и даже материально.

Мой профессиональный опыт был не из лёгких. Не буду о печальном, но онкология для врача - это в основном потери, и не потому что до сих пор настолько мрачно в лечении опухолей, а потому что те, кто выздоровел, как правило, не возвращаются, стараясь забыть все пережитое, как кошмарный сон. А гемофилия, которой я занималась много лет, вообще не лечится...

В этот день я с благодарностью вспоминаю свою маму, благодаря которой я стала врачом, своих учителей, которые были и есть моим светом в жизни, друзей из ГНЦ , с которыми было пережито так много, что, наверное, хватит на несколько жизней, вспоминаю пациентов, которые научили меня мужеству, терпению и мудрости.

Светлая память тем, кого уже нет в этом мире. Здоровья, счастья, удачи и радости всем, кто живет и работает, а также и вам, друзья, читающим эти нехитрые строки.

Улыбнитесь )


art nouveau

Два мира - два кефира.

Здравствуйте! Вот я и снова в ЖЖ. Две недели провела в Москве. Полетела на свадьбу племянницы, заодно порешала свои разные бумажные дела, изредка встречалась с друзьями и в основном общалась с сыном.

Свадьба прошла на-ура: молодые молоды и красивы, не очень молодые милы и тоже по-своему красивы. Ночь после свадьбы молодожёны провели в отеле - бывшем Петровском Путевом дворце, что между "Динамо" и "Аэропортом", а на следующий день улетели в свадебное путешествие в любимый молодой женой солнечный Тайланд.

Сын по-прежнему занят своей карьерой, и ему не до развлечений, кроме занятий музыкой и вокалом, которые он не пропускает ни в коем случае, за исключением тех дней, когда в командировке.

Москва в новогодней иллюминации сказочно прекрасна! Красная площадь и ГУМ, где в эти дни проходит выставка концертных костюмов известных артистов, впечатляют почти до обморочного состояния. Да ладно, ГУМ он и есть ГУМ, а на моей родной "Щукинской" какой центр отгрохали, "Щука" называется, что там Брюссель и Париж! Всё сверкает золотом золотом и бриллиантами, в бутиках чего только нет, царит предпраздничная суета, толпятся люди, делают покупки. Там же - центры красоты, парикмахерские, огромный маникюрно-педикюрный салон, где без всякой предварительной записи можно привести в порядок ручки, ножки, а если приспичит, то и и всю тушку.

При всём при том... Больницы закрываются, однако мест в работающих стационарах катастрофически не хватает. Невестку моей приятельницы с желудочным кровотечением, за неимением мест в хирургии, госпитализировали по "скорой" в кардиологию. Рядом с ней в палате оказались девушки с акушерско-гинекологическими проблемами. Спрашивается: что, в Москве не стало больных кардиологического профиля? Или их сразу в морг везут?

Мои бывшие коллеги пред- и пенсионного возраста пашут, как папы карлы, с ночными дежурствами, за копеечные, по современным меркам, зарплаты, потому что на пенсию, которая с новым курсом стала равна максимум 250 - 270 евро, жить стало ещё менее возможно, чем раньше. Все, как один, боятся, что с новой политикой сокращения штатов в больницах они будут в первых рядах уволенных, и это - кандидаты и доктора наук, что же говорить о рядовых врачах и медсестрах.

Лучший пенсионный фонд - правильно воспитанные дети. Одной моей приятельнице - и силы есть, и работала бы ещё, но сократили - три ее сына ежемесячно приплачивают энную сумму, чтобы она имела возможность жить по-человечески.

И при этом есть немало - я не побоюсь этого слова - дебилов, которые считают, что так и должно быть, что наш президент проводит правильную политику и что "крымнаш" - это наше всё, а то, что скоро "намкрыш" даже не приходит им в голову. С одной бывшей однокурсницей разругались на этой почве вдрызг, но вовремя остановились, а то она меня, наверное, и пристукнула бы за непонимание.

В телевизоре - контрастный мир во всей его красе. Ужасы в репортажах из Восточной Украины (я плакала, и сын меня отправил плакать подальше от ТВ) резко сменяются какими-то дурацкими развлекаловками, передачами о моде и стиле и сериалами-мелодрамами, плавно перетекающими с одного канала на другой.

В общем, когда смотришь на Москву с высоты респектабельного пентхауса, прогуливаешься неспешным шагом по интересным местам, будь то центральные проспекты, выставки, центры красоты, ресторанчики-кафешки и прочие приятности, и ещё при этом не имеешь проблем со здоровьем, то жизнь кажется вполне себе замечательной и красивой. В реальной жизни всё не так, увы, совсем не так.
art nouveau

(no subject)

Начались студенческие каникулы. Сегодня говорила с однокурсницей, как водится, повспоминали юность, обменялись новостями об общих знакомых. В связи с этим откопала нехитрый очерк из студенческой жизни, который я написала когда-то просто так, для себя.



... Москва середины 70-х годов прошлого века была уютным, спокойным, чистым и зеленым городом. Первый курс Второго меда подходил к концу, в апреле - о, счастье! - совершенно неожиданно и случайно я смогла купить билеты на концерт Анны Герман. Пошли вдвоем с подружкой, обратно возвращались пешком - от концертного зала в Доме на Набережной - по улице Димитрова (ныне и раньше - Большая Якиманка) до Октябрьской, затем - по Ленинскому, а дальше на метро. Улицы и проспекты были освещены, гуляли нарядно одетые люди, парочки держались за ручку.
В конце мая я поняла, что блестяще заканчиваю первый курс: из пяти экзаменов по четырем предметам - автоматы, на пятый достаточно было только прийти, поскольку на кафедре физики автоматы ставить было не принято. После окончания сессии следовала либо работа в студенческом стройотряде (большинство моих однокурсников трудились на строительстве здания Совета Министров - того самого, по которому стреляли, но уже в следующем веке), либо клинический отряд - то есть, работа санитаркой в одной из городских больниц Москвы. Я выбрала второе, следуя наставлению мамы, что настоящий врач по пути к профессии должен пройти все ступени: санитарка - медсестра - врач, а дальше уже зависит от индивидуальных возможностей и амбиций. Распределили меня в мужское ЛОР-отделение Первой Градской больницы, вписали в график - полусутки - сутки - двое суток дома - так, в качестве работницы швабры и тряпки, началась моя жизнь в медицине.

Collapse )
art nouveau

(no subject)


Вообще-то я не пишу в ЖЖ о политике, неблагодарное это дело, да и мало что может изменить какая-то запись в никому не ведомом Живом Журнале. Но медицина - это для меня слишком близко и больно.
Потому что там, где появляется "запах денег", чиновники хищно расставляют свои сети, потому что мне самой пришлось участвовать в проекте очень дорогостоящей модернизации нашей службы, и я не из посторонних источников знаю, какие они требуют "откаты" всего лишь за подпись на документе о финансировании. Эти люди на свободе, при своих постах и при деньгах, их имена и сегодня звучат в информационных программах.  
Потому что сотни моих друзей и однокашников, среди которых - великолепные хирурги, диагносты, кандидаты и доктора наук, добрые и честные люди, работают за "копейки".
Потому что я сама отработала четверть века в радиологии, в возрасте 45 лет буквально "выбила" пенсию по списку А (как оказалось, сотрудникам НИИ она не положена, то ли лучи у нас какие-то не вредные, а полезные, то ли пациенты особенные, а чтО именно и откуда взялся такой закон, никто не знает), и родное государство осчастливило пенсией - стыдно признаться здешним коллегам! - со всеми полагающимися надбавками (за стаж, за степень) аж без малого в 300 европейских денежных знаков.

Как написано в публикации "Новой газеты" под названием "Вызов врача"
http://www.novayagazeta.ru/data/2011/041/00.html, речь Леонида Рошаля, директора Института неотложной детской хирургии и травматологии, на Российском медицинском форуме удалена с многих сайтов.
Я копирую ее здесь, надеясь, что в ЖЖ мало кому придет в голову искать, чтобы удалить. И - извините - в виде исключения и в знак полной поддержки, не убираю под кат.


Вызов врача


Владимир Владимирович, дорогие друзья!

Минздрав наконец вышел на прямой разговор с нами, мы давно этого ждали. Это, конечно, еще не съезд врачей России, но это диалог, и бояться этого не надо, потому что народ у нас нормальный и говорит правильно.

Все хорошее о наших достижениях нам рассказали и Владимир Владимирович, и Татьяна Алексеевна. Действительно, столько открывается, столько вводится, столько строится. Не видит этого только слепой или озлобленный человек. Я могу сказать о том хорошем, что касается лично меня: построен за эти годы институт детской травматологии — единственный в своем роде не только в Москве, но и в мире. Можно тиражировать этот опыт — такие детские больницы нужно строить в России.

Но моя задача сегодня не хвалить то, что мы сделали, а обозначить болевые точки.

В отношении детства. Необходимо усиление реальных детских программ. Хорошо бы нам подумать о бесплатном лекарственном обеспечении детей до 12 лет, что делается во всем мире. А Александр Баранов (директор научного центра здоровья детей РАМН. — Л. Р.) неоднократно поднимал вопрос о строительстве реабилитационных центров, это тем более важно, что мы будем заниматься маловесными детьми.

Но сначала немного истории. Вы, Владимир Владимирович, будучи президентом, стали на нашу сторону, а не на сторону Зурабова, который говорил, что в здравоохранение денег не нужно. Это было при мне. И вы можете это подтвердить, это было так. И была первая ласточка — национальный проект «Здоровье». Деньги были выделены, то, что они частично оказались закопаны в землю, это не ваша проблема, а тех, кто под вами. Но было спасено первичное звено, которое разваливалось из-за мизерной зарплаты. При этом Минфин и Минздрав забыли, что в поликлиниках работают еще узкие специалисты, врачи школьно-дошкольных учреждений, заведующие отделениями, которым зарплата не была повышена, и возникли большие проблемы. Мы все отчетливо понимали, что этот проект не мог решить всех многолетних болячек здравоохранения. Но закуплены было оборудование, машины, это все было, и к 2007 году мы громко стали говорить и администрации президента, и правительству о необходимости поднять долю здравоохранения во внутреннем валовом продукте с позорных 3,5% до 6. Причем мы не говорим о 8—10—15%, как в других странах, и не говорим о приведении затрат в долларах к рублям, а только о процентах.

Но грянул кризис. Я убежденно говорю, что если бы не он, то нас с нашей лучшей в мире структурой здравоохранения никто бы не догнал, если бы мы имели хоть 6% ВВП и рационально бы их использовали. В сложных условиях вы пытались сохранить социальную сферу. Она, конечно, пострадала, но к уровню 90-х годов не вернулась, это хорошо.

Сейчас нашли возможность дать здравоохранению дополнительно 460 млрд. Это очень много, нужно, чтобы не распилили и правильно расходовали. Расходование этих средств надо поставить не просто под контроль прокуратуры, но и медицинских общественных организаций.

Я могу вам рассказать, как умеют пилить. Есть программа сокращения дорожно-транспортного травматизма. Там я нашел строчку: «Разработка аптечки для водителей» — и увидел цифру в несколько миллионов рублей. Не поверил своим глазам, как это могло получиться? В результате из аптечки выбросили лекарственные средства, как будто мы живем в Европе с шаговой доступностью медицинской помощи,  и добавили несколько бинтов. Заплатили ли разработчикам эти средства, я не знаю, но кто-то ведь поставил эту цифру? Кто поставил?

Выделенные дополнительно средства повысят долю здравоохранения в ВВП, я посчитал, до 4,4% ВВП, но это не 6—7%. В целом здравоохранение недофинансируется у нас в два раза приблизительно. И на этом фоне, может быть, ошибаюсь, а может быть, и нет, прослеживается четкая позиция Минфина и Минэкономразвития набросить на шею нам веревочку и ограничить бюджетное финансирование.

Владимир Владимирович, ведь тогда не только мы задохнемся.

Ввели у нас в здравоохранении понятие рентабельности — жуткое дело! Закрывают больницы и поликлиники, не выстроив систему оказания помощи оставшимся.

Съехал я с дороги, остановился у деревушки, идет женщина лет пятидесяти. «Как с медициной?» — спрашиваю я. Передаю суть без всех русских слов, которые я услышал от нее: ФАП (фельдшерско-акушерский пункт. — Л. Р.) закрыли, до ближайшего добираться 30 км. Один доктор. До «скорой» не дозвонишься. Автобус стал дорогим, ходит редко.

Кому такая реформа нужна? Думаем про деньги. Впереди встал рубль, а про народ при таком подходе к рентабельности стали забывать.

И про медиков тоже. Хорошо, что сейчас вопрос поворачивается. Может, поезд уже ушел? С кого за это надо спросить?

Нам бы быстрее доложить наверх, что столько-то коек сократили, столько-то больниц закрыли. Раньше за такую прыть давали переходящее красное знамя. А сейчас что дают? Ломать систему легко, а восстанавливать долго и дорого.

Мы говорили о трудностях с кадрами. А вот это выдуманное административное деление в районе, когда есть городской отдел здравоохранения, есть районный — на одном пятачке, — это увеличение в два раза штата управленцев. Думаю, та система, которая была раньше была, не менее эффективна.

Еще мода такая: давайте сокращать койки в больницах. Да, в больницах лечение дороже. В поликлиниках дешевле. Но для того, чтобы следовать этой моде, надо все сделать, чтобы поликлиники могли принять больных, обеспечить лекарствами и расходными материалами, как в стационаре.

Сейчас заговорили о кадрах. У нас, оказывается, не хватает 30% кадров на селе. А мы добавим, что и в городах тоже.

Пять лет назад об этом громко сказала комиссия здравоохранения Общественной палаты. Но зачем ее слушать?

Не хватает реаниматологов, анестезиологов, дерматологов, нейрохирургов, рентгенологов для работы на тяжелой технике, патологоанатомов, провал с узкими специалистами. Есть регионы, где более 50% врачей пенсионного возраста и только 7% молодых специалистов.

Хотелось бы, Владимир Владимирович, чтобы была подготовлена настоящая государственная программа выхода из этого кадрового состояния.

В муниципальных больницах зарплата врача в пределах 8000 руб. В отличие от государственных служащих, которые худо-бедно могут жить на оклад, мы не можем и должны дорабатывать десятью—двенадцатью дежурствами до 15—20 тыс., чтобы не помереть с голоду. Где уж там повышать свою квалификацию.

Вы сейчас говорили про интернов и ординаторов. Не знаю, когда будет улучшение, но мне сегодня стыдно смотреть своим ординаторам в глаза. Зарабатывают они две тысячи с хвостиком.

Кто это сделал? Это же люди писали.

Еще вопрос: в приказном порядке стали вводить новую систему оплаты труда. Говорили, что будет лучше: оплата выше, качество обслуживания населения улучшится и т.д. Ко мне приезжал замминистра Олег Сафонов и три часа рассказывал про новую систему оплаты. А у нас по старой дифференцированной системе с 18 разрядами была выстроена стимулирующая система.  А зачем же ломаете? Кто это все выдумал. Спросить можно?

Сегодня для тех, кто работает в системе ОМС, увеличьте тарифы в 2—3 раза и полностью покройте расходы медучреждения.

Почему за ребенка, который лежит в реанимации с тяжелой сочетанной травмой, мы получаем деньги только за один месяц лечения в размере 110 тыс. руб.? Давайте я отправлю на квартиру к тому, кто это написал, этого ребенка — на аппарате дыхания, с травмой головы, но за которого еще можно бороться. Он может лежать и 50 дней. Не потому, что мы хотим, а потому, что так надо. И стоит это более 400 тыс. руб. Из каких денег мы будем его лечить? Из зарплаты врачей?

В результате многих новшеств пока — может, это какой-то переходный период? — по счетам реестра ОМС мы стали получать не больше, а меньше, несмотря на то что коэффициент как будто увеличился.

И в то же время разбрасываемся деньгами. Вот информатизация. Приезжаю в город. Захожу в поликлинику. Стоит компьютер. Спрашиваю: «Работает?» — «Мы договор заключили с московскими программистами, они нам ставят программу». Приезжаю в другой город, все то же:  «Пока не работает. В Москве нашли фирму, заплатили деньги, они нам ставят…»

Что это такое?

Не можем столько лет сделать единую программу, передать во все поликлиники? Мы же переплачиваем огромные деньги.

А информатизация очень много дает. В Оренбурге в детской больнице мне дали пароль, и я из кабинета вошел в систему. Посмотрел регистратуру, вижу, какая очередь.  «А кабинет врачебный можно?» — «Можно». — «А можно посмотреть, сколько больных этот педиатр принял в прошлый день?» — «Можно». — «А может, там есть дневник, и лечение, и назначения?» — «Есть, и в сеть объединены больница и 8 поликлиник!» Чего мы выдумываем? Возьмите посмотрите, сколько стоит, внедряйте.

Про законодательство. Вы мою позицию знаете, я не раз выступал с этим. Но не хотят слушать представителей гражданского общества. На нас смотрят как на навязчивых мух. Посмотрите на проект закона об охране здоровья. Раздел о медицинских ассоциациях, общественных организациях стал какой-то куцый. Они что, нам не нужны? Или будем потом создавать о них еще отдельный закон? Поручите Медицинской палате подготовить этот раздел. У нас народ не дурак, и врагов среди нас нет.

Сколько лет мы спрашиваем: где концепция развития здравоохранения? Куда нас ведут? Расскажите, пожалуйста, громко. На съезде медиков давайте обсудим эту концепцию. А уже под эту концепцию будем выстраивать законы.

Замотали. Пошли по другому пути. Сначала втихую законы. А концепции — нет. А теперь под законы будем выстраивать концепцию.

По ОМС или по новым формам собственности учреждений: автономные, бюджетные, казенные — проведите сначала пилотный проект в одном-двух регионах страны. А потом принимайте закон.

Владимир Владимирович, почему от нас скрывают авторов проектов законов? Вы не знаете?

Я повторю, я смотрю, все время мешают Владимиру Владимировичу слушать.

Владимир Путин: Специально, видимо, отвлекают.

Да, и с одной и с другой стороны. Я слежу.

Я спрашиваю: почему мы не знаем авторов законов? Если их много, ничего, мы прочтем имена. Страна должна знать своих героев в лицо.

Владимир Путин: Авторов там никто не скрывает, легко уточнить.

Много вреда нам принес 94-ФЗ. Теперь его поправляют, это правильно. Но Минэкономразвития снова отличилось. Пришел приказ № 601. Вы получили? «Об утверждении номенклатуры товаров, работ, услуг для нужд заказчика». Новая схема закупок, в которой объединили необъединяемые группы, например, антибиотики и противогриппозные препараты. Теперь мы на квартал можем покупать или одно, или другое. Или группа № 96: объединили вату и рентгеновское оборудование. Мы же просто встанем! Это такие законы и приказы, которые дискредитируют власть. Как будто нарочно кто-то придумывает.

О несерьезном отношении к общественным организациям свидетельствует такой факт. Мы провели совместно с профсоюзами первую конференцию по саморегулированию профессиональной деятельности. 70 регионов участвовали, решение направили в том числе и в Минздравсоцразвития. И только что, через полгода, получаем ответ за подписью Владимира Белова. Пример эпистолярного бюрократического искусства — про все, но не про те конкретные предложения, которые у нас были. Он опубликован на сайте Национальной медицинской палаты — можно прочитать. (И то думаю, Владимир Владимирович, что этот ответ я получил, когда в министерстве узнали, что я у вас был и оставил наше решение.) Белов — хороший специалист, финансист, окончил Институт водного транспорта. Но в Ленинграде. Он мог и не знать специфики вопросов, которые были поставлены в нашем решении.

Я человек прямой и не могу не сказать, что это беда, что в Минздравсоцразвития нет ни одного нормального опытного организатора здравоохранения. (Аплодисменты.)

У меня есть вопросы к некоторым из Минздрава. Вот и к Ольге Владимировне Кривонос — она голову опустила. Она как-то объяснила Татьяне Алексеевне Голиковой, что «скорая помощь» должна приезжать в больницу и в больнице дальше продолжать работать с тем, кого доставила. До свидания, «скорая помощь» для тех, кому она еще может понадобиться? Когда ко мне в институт «скорая» везет ребенка с сочетанной травмой, она сообщает, больного встречают в приемном покое реаниматолог, нейрохирург, травматолог и общий хирург. Это приближение специализированной помощи к больному. А не использование в стационаре врача «скорой помощи»…

Еще одна беда — разница в подушевом нормативе в разных регионах страны. Разница в тарифах, которые не менялись несколько лет. Страна у нас одна. Почему человек должен страдать, если он родился в дотационном регионе и в нем нет достаточных средств на здравоохранение? Непродуманное разделение полномочий здравоохранения на федеральный, региональный и муниципальный уровни. <...>

Владимир Путин: Чтобы коллегам было понятно, я  просил выступить Леонида Михайловича. Хотя знал заранее, что это выступление будет полемическим, острым, профессиональным, а в чем-то наивным. Но эта наивность — от желания сделать лучше, а это самое главное.

(Публикуется с незначительными сокращениями)

Видеозапись доклада Л. Рошаля  video.yandex.ru/users/an-vorobiov2011/view/8/

Спасибо Вам, Доктор Рошаль, за Ваше гражданское мужество!
art nouveau

Образ врача в отечественном синематографе

Наверное, каждый человек, видя на экране или на татральной сцене людей своей профессии, в той или иной мере пытается сопоставить реалии с тем, что показывают. Мне, например, больше всего "режут ухо" явно непрофессиональные выражения, употребляeмые в в разговорах с коллегами "киношными специалистaми", а также клинические ситуации, которых не может быть просто потому, что не может быть никогда.

Прочла здесь:   http://vladmedicina.ru/articles/popular/2010-06-21-obraz-vracha-v.htm

Меня давно интересовал этот феномен, и я попробовал в нём разобраться.

На заре кинематографа, в эпоху чёрно-белого кино нет ни одного убедительного образа врача, который бы запомнился. Можно списать это на младенческий возраст самого искусства, которое Владимир Ильич определил как «важнейшее».

Кстати, на самом деле эта фраза звучала так: «...пока население страны в основной своей массе безграмотное, для нас важнейшим из искусств является кино...».

Чувствуете разницу? Грамоте мы выучились, а важнейшим искусство всё равно осталось.

Collapse )



Сама по себе статья не вызвала восторга, но все же любопытно, не правда ли? Что касается моего критического взгляда на этот вопрос, то это, скорее, не видимая на экране разница между статусом врача "там" и в России, а неточности, несогласованности, откровенные глупости, которые непрофессионалу не очень-то и заметны. В этом смысле "Доктор Хаус" - на высоте: понравилocь правильное употреблениe терминов (я не говорю о русском переводе), в эпизодах, которые я смотрела, не было замечено ни одного "проколa" в клинических случаях.

А на десерт -
последнее, незабываемое: ностальгический сериал "Московские окна", диалог между зав.отделением, доктором медицинских наук, и постовой медсестрой:
- А больному из 7 палаты ты укол ставила?
- Да, ставила.
Ой...

art nouveau

В музее в Гаване хранятся два черепа Христофора Колумба : Колумба-мальчика и Колумба-мужчины.

Когда речь заходит о пластической хирургии, очень трудно сформулировать категорическое мнение.

Я "за" в том случае, когда хирургическими методами необходимо устранить видимые дефекты или то, что мы ими считаем и что мешает жить, я "за", когда женщине хочется слегка "освежить" лицо, но только при условии: она руководствуется разумными соображениями и чувством меры.

На первом-третьем фото - Людмила Гурченко (1935 - 2011). При анализе динамики ее хронического омоложения невольно охватывает чувство "чем дальше, тем страшнее". Сначало было так:



Ближе к "бальзаковскому" возрасту так:



И, наконец, вот так:



До слёз обидно за великую и всенародно любимую актрису!

Вера Алентова (род. 1942 г.) - тоже ярая фанатка и бессменная пациентка пластических хирургов. Ее знаменитое высказывание: "Женщина должна выглядеть на 39 лет - и ни года больше." Последнее фото еще не самое плохое, в инете есть совершенно ужасные, но из любви к искусству я решила обойтись без "страшилок".









Не правда ли, в результате получилось почти одно лицо с Л. Гурченко, чуть более "ранней", чем на последнем ее фото?  И никак не 39, хоть тресни!

Среди наших отечественных знаменитостей старше 40 лет практически невозможно найти хотя бы одну малюсенькую звездочку, которая осталась собой.  Про мегазвезд не говорим вообще. Примадонна с годами превратилась в Терминатора. Я все время задаю себе вопрос: неужели ни одна из них не видит свое уродство?

Aмимичными масками стали по мере взросления мои любимые француженки:

Катрин Денев (1943)

,




Фанни Ардан  (1949),




Эмманюэль  Беарт (1963) -  туда же, плюс, по-моему, грудь.



Cтоп! А не под нее ли периода 90-х "косит" стилист Сергей Зверев?



При всем при том, не кажется ли вам, что французские специалисты работают поаккуратнее?

Вот madame agnes b (она же - Agnes Troublé, "b" в названии бренда появилось от первой буквы фамилии ее первого мужа, литератора и издателя Christian Bourgois, род. 1941 г.) - владелица престижной международной сети бутиков одежды и косметики.



На сегодняшний день ей 69 лет, она такая? как есть. И наверняка не потому, что из своих " несчастных" 65 миллионов евро, в которые оценивается ее состояние, она не в состоянии "выкроить" деньги на пластического хирурга. Инъекции ботокса. Рестилайна.

Тогда почему?

И вообще, уважаемые френды, какое ваше мнение по поводу значения пластической хирургии в жизни женщины?

Закончить сей экскурс мне хотелось бы цитатой из автора, которому принадлежит название этого поста - "Морщины - это просто указание на то место, где часто бывает улыбка." (Марк Твен).

А от себя добавлю, что улыбка - лучшее украшение лица. Улыбайтесь, господа!